Октябрь 5, 2010

Некоторые мысли Джоэля Спольски о найме программистов

Крис Диксон, основатель стартапа Hunch, присутствовал на встрече стартапперов с Джоэлем Спольски. В своем блоге он изложил отдельные моменты, касающиеся важного вопроса о найме программистов. Если вы читаете блог Джоэля, или знакомы с его книгами, какие-то пункты покажутся вам знакомыми, но кое-какие факты будут новыми, итак:

- Сентябрь является критическим месяцем для найма стажеров и выпускников. Все большие компании имеют своих представителей в ВУЗах, чего нельзя сказать о стартапах. Стартапам нужно обьединяться и попытаться воспользоваться эффектом масштаба.

- Программы стажировки очень важны для найма. Джоэль рекомендует соотношение летних практикантов и постоянных разработчиков один к полтора. Даже если у вас только стартовавшая маленькая компания, начните так делать. Один вице-президент по техническим вопросам рассказал, что продолжает процесс рекрутинга, даже когда переходит с одной работы на другую – это позволяет при необходимости быстро привести в компанию нужных специалистов.

- Классные программисты в 5-10 раз более продуктивны остальных, но оплачиваются всего лишь в два раза выше. Возможно поэтому многие из них бросают работу, чтобы основать собственную компанию?

- Джоэль очень сильно защищает следующие идеи: собственные офисы для каждого программиста; бесплатные, здорово обставленные завтраки каждый день (совместная трапеза обьединяет); ну и обычный набор – комфортный офис, собаки, гибкие расписания и прочее.

- Стэнфорд дает мало сотрудников (слишком сильная конкуренция), также как и МИТ (слишком многие уходят с работы, чтобы успешно закончить этот ВУЗ)

- Средний балл аттестата – действительно хороший признак хороших программистов, как ни удивительно. Может быть у вас есть хорошие программисты с плохими оценками, но обычно это просто означает, что они работают над суперинтересным проектом, которых не так уж много в обычной жизни.

- Wall Street (и в целом, другие большие технические компании) предлагают совершенно другой “продукт”, чем стартапы: денег много, но обстановка дерьмовая, проекты тупые, и так далее. Вы не сможете конкурировать с ними по деньгам, поэтому сильнее дифференцируйте свой “продукт”, подчеркивая что у вас все иначе.

- Один из гостей предложил давать каждому програмисту некий бюджет на месяц, чтобы завтракать с друзьями. Никаких гарантий, но это реально помогло привлечь нескольких друзей сотрудников в компанию.

- Процесс отбора: сначала проверка резюме, потом телефонный звонок, затем удаленное онлайн тестирование навыков программирования, наконец самолет или автобус и целый день интервью и составления программ на доске для записей.

- У всех программистов существует проблема мотивации: Джоэль редко видел успешных кодеров, которые всегда выполняли свои задания в срок.


Август 31, 2010

История китайского шароварщика

china-shareware

Я стоял в центре небольшого китайского городка, тусклые фонари едва освещали улицу. Тишина была абсолютной и слегка гнетущей. Обстановка вокруг коренным образом отличалась от того океана огней и звуков, к которому я привык. Значительная высота над уровнем моря неуловимо меняла ощущения от воздуха и всей атмосферы. Здесь в горах, привычные вещи воспринимались несколько иначе, и я бы сказал – несколько угрожающе. Благодаря финансовому благополучию центральных властей, все дороги покрыты асфальтом, так как китайским провинциям уделяется особое внимание, но немногие жители деревень в горах провинции Юннань имеют автомобили, поэтому дороги не изнашиваются. На них лежат листья, которые шуршат под ногами и сопровождают меня повсюду непривычными звуками.

Читать далее »


Август 22, 2010

PHP vs. Python vs. Ruby vs. Groovy

Холивар между поклонниками того или иного языка программирования не закончится никогда. Рискну подбросить дров в огонь, поделившись результатами сравнительного тестирования четырех динамических языков: PHP, Python, Ruby и Groovy. Выбор первых трех очевиден – они наиболее популярны в среде веб-разработчиков. Groovy пока малоизвестен, но в будущем может занять достойную нишу за счет врожденной 100% интеграции с технологиями Java.

Два года назад один хороший человек написал более-менее адекватные скрипты для тестирования производительности всех упомянутых языков и выложил результаты в блог. Я воспроизвел тесты на последних версиях интерпретаторов, результатами и комментариями делюсь ниже.

Читать далее »


Август 15, 2010

Разница менталитетов…

Цитата из недавнего интервью Юлии Латыниной на “Эхе Москвы”:

Что случилось в лагере «Дон»? 14 июля туда заехало 403 человека из Чечни, 350 – дети, 50 – сопровождающие. На этих 350 чеченских детей приходилось 36 русских детей. Чеченские дети тоже были условные, с волосатыми животами, перебитыми носами и поломанными ушами. Сопровождающими у детей с поломанными ушами были два тренера, один – по дзюдо, другой – по вольной борьбе.

Понятно, что молодая банда в самом правильном для хунвэйбинов возрасте (17-20 лет), заехавшая по подложным документам, она занялась мелким бытовым террором: повесили флаг Чечни, обирали маленьких, забирали провиант у детей из других регионов, на дискотеках танцевали только чеченские песни.

Через 10 дней, 24 июля, члены этой банды, затерроризировавшей лагерь, втроем пристают к 13-летней девочке. Втроем тут ключевое слово, потому что втроем нельзя ухаживать, втроем можно только приставать. Девочка отказала, ее повалили наземь, стали бить. Втроем 13-летнюю девочку. Молодцы, джигиты.

За девочку вступился замдиректора лагеря Борис Усольцев, сын директора лагеря. Что значит, что вступился взрослый? Это значит, что все остальные были запуганы. Эти трое подонков не стали бить сына директора, они набросились на него, когда их собралось минимум девять, включая обоих тренеров. Один тренер подсек Усольцева, другой, когда тот упал, сломал лежачему нос. А спутнику Усольцева, армянину Кешешьяну воткнули нож в грудь. Собственно, это было ошибкой, потому что, естественно, армяне вступились за своего.

Самое поразительное, что русских-то там было раз, два и обчелся. И тут оказалось, что вся эта гопота, которая била 13-летнюю девочку втроем, и двух мужиков вдевятером, что они трусы. Потому что вы мне объясните, как могут 25 армян, максимум 50, побить 400 чеченцев. Тут прав чеченский уполномоченный Нурди Нухажиев – банда-то стала прятаться. Только не среди русских. 400 чеченцев не могут спрятаться среди 36 русских детей. Тем более что русские дети в этот момент заперлись в медсанчасти, подальше и от армян, и от чеченцев. Вот эта банда стала использовать, судя по всему, в качестве живого щита чеченских малолеток. Потому что, повторяю, такой социальный закон: люди, которые бьют втроем 13-летнюю девочку, к какой бы национальности они ни принадлежали, потом оказываются трусами.

И вот тут начинается самое главное. Потому что то, что трое подонков пристали к 13-летней девочке, это не фашизм, это хулиганство. То, что куча народу, плюс два тренера, избили заступившегося за девочку мужика, это не фашизм. То, что налетели после этого стенка на стенку, тоже не фашизм – массовая драка. Но вот если власти республики заявляют, что хулиганы правы, это фашизм. А уж если г-н Астахов заявляет, что во всем виноват директор лагеря, то я не знаю… То ли у него такой странный взгляд на мир, то ли он от страха яйца потерял, когда ему из Чечни кто-нибудь позвонил.

В заявлениях чеченских властей что самое важное? Есть заявление уполномоченного по правам юных фашистов Нурди Нухажиева. Конфликт, по его словам, начинался с того, что пьяный замдиректора лагеря набросился на чеченских детей со словами «я вас давил в Чечне и здесь буду давить». Извините, самый простой вопрос. Если Усольцева и Кишишьяна били, как минимум, девять человек, после того, как тот заступился за русскую девочку, как же пьяный русских может избить девятерых чеченских спортсменов?

В значительной степени, мне кажется, чеченская реакция – это в том числе и проблема сознания, развращенного постоянным сочувствием к народу, пострадавшему во время войны, проблема нации, которая привыкла, что она может делать всё что угодно. Если ей прилетит в ответ – «ай, нас обижают, российские фашисты, извинитесь, а то мы сорвем Олимпиаду в Сочи».

Простите, это как понять? Уполномоченный по правам хулиганов г-н Нухажиев пошлет хулиганов взорвать Сочи? Или отряд Кадырова Сочи аннексирует? Не надо говорить, что Россия бедным чеченцам по гроб жизни должна. Долги России перед Чечней не бесконечны. Да, извините, мы убили 250 тысяч чеченцев, мирных чеченцев. А немцы сожгли 6 млн. евреев в печках. Но вы не встретите ситуацию, когда три еврея забьют немецкую девочку с криком «немецкая шлюха», а потом президент Израиля скажет: «Да мы правы, нас обижают, нам все должны».

Понимаете, какая проблема? В России есть ксенофобия, в России есть фашисты. Но в России ксенофобия не является государственной идеологией, общественной идеологией. Ксенофобию абсолютное большинство интеллектуалов и интеллигентов считает постыдной. В Чечне позиция «раз я чеченец, значит, я прав» стала нормой. А это то, чем отличается патриотизм от фашизма. Патриот – это тот, кто говорит: «Я русский (или я немец, я чеченец), поэтому я буду лучше, добрее и умнее». А фашист – это тот, кто говорит: «Я русский, поэтому я самый лучший».

Проблема заключается еще и в том, что каждый раз в спонтанных массовых драках одной из сторон обычно являются чеченцы. Подрались в Кабарде чеченцы с кабардинцами. Подрались в Калмыкии чеченцы с калмыками. Подрались в Ингушетии чеченцы с ингушами. Подрались в Москве чеченцы с русскими. Почему-то нет массовых драк калмыков и русских.

Более того, в этой ситуации в Туапсе подрались чеченцы и армяне. Господа, русских там было два с половиной человека. Ну русские-то тут причем? Извините, эта война была чеченско-армянской.

Что Чечня хочет? Отделиться? Ради бога. Мы с удовольствием посмотрим на то, что там будет, из прекрасного далеко. Там будет кровавая драка Кадырова с ваххабитами. В этой драке у Кадырова, конечно, будет больше шансов, например, чем у Наджибуллы. Кадыров – это сильный правитель, это не марионетка Путина.

Но с учетом того, что единственным источником денег для Чечни является федеральный бюджет, экономики в ней нет, раздражение против господства центоройского клана среди некогда свободных чеченцев переходит все мыслимые пределы, это будет не очень веселая картина для всех сторон. Еще раз повторяю, у каждого события есть некая причина. Вот есть Кондопога, и там однозначно были виноваты русские уголовники, спровоцировавшие чеченцев на драку.

Вот есть убийство Юрия Волкова, которое я не комментировала, потому что это очень темная история. В метро сошлись две группы фанатов. Чеченцев было трое, русских восемь. Волков убит. Забивали там заранее стрелку, не забивали, кто кого дернул… Это темная история. Я не знаю, что про нее сказать.

Зато я вам расскажу еще одну замечательную историю. Мне ее рассказал один парень, который жил в дорогом доме на Ленинском проспекте. Там жило много чеченцев. И их дети завели такую привычку – плевать во взрослых русских. Это очень тонко рассчитанная привычка. Это как голова Алексеевой на Селигере. Как на эту привычку реагировать? Сделать ребенку замечание? Так он того и ждет. Побить ребенка? Как-то круто: он в тебя плюнул, а ты его побил. Разбираться со взрослым? Взрослый скажет: «Это не я». Так что приходится ничего не делать.

Понимаете, какой парадокс. Живут русские в Америке и не плюют на взрослых американцев. Живут негры и не плюют. Т.е. либо чеченская нация, получается, такая дефективная, что-то в геноме, что у них дети плюются, либо тут генетика ни при чем, а это идеология. Идеология, которую поощряют взрослые. Поскольку я в геном не верю и в изначальную дефективность нации не верю, то получается, что это идеология, которую поощряют взрослые. А эта идеология чисто фашистская: я чеченец, а русский – недочеловек. А фашизм чеченский ничуть не хуже и не лучше фашизма русского или фашизма немецкого.

Проблема в том, еще раз повторяю, что к этому фашизму в чеченском и русском обществе относятся по-разному. В русском обществе фашизм не распространен. Т.е. есть упыри, которые кричат «бей жидов» или «бей чеченцев», но среди интеллигенции верный тон – это «ах, как мы виноваты перед всеми народами, которые мы завоевали». В чеченском обществе принцип «я чеченец, поэтому я прав» возведен сейчас почти в ранг аксиомы.

Впрочем, неудивительно:

Кое-что интересное о чеченском менталитете я почерпнула, наблюдая за тем, как чеченцы воспитывают мальчиков. То, что я увидела, происходило в Москве в одной весьма обеспеченной чеченской семье. Два брата-бизнесмена учили своих пятилетних сыновей и племянников «быть мужчинами». Детей сначала накормили сладким, а потом, когда они попросили пить кинули им одну бутылку газировки на всех. Естественно, детвора стала драться за бутылку. А взрослые вместо того, чтобы их разнимать стояли и весело хохотали, «подначивая» малышей. Один папаша очень при этом расстраивался, что его сын – тихий скромный мальчик с ангелоподобной внешностью: белокурыми локонами и чистыми голубыми глазами не участвует в потасовке. Отец тряс мальчишку за плечи как грушу и повторял: «Дерись! Почему не дерешься?! Надо быть дерзким! Смелым! Понял? Дерзким!» «Не дерется и все тут!» – расстроено объяснил мне бизнесмен, – Если вырастет слабаком, тряпкой, он не будет для меня стоить больше чем этот спичечный коробок». Чеченец демонстративным жестом кинул коробок в угол комнаты и снова принялся трясти сына: «Чеченец должен быть смелым! Дерзким!» В общем, в итоге к великому удовольствию отца мальчишка стал драться. Мне объяснили, что ключевое качество, которое должно быть в мужчине, по чеченским понятиям – это «дерзость». «Дерзкий» для чеченца – это комплимент. Ребенка в первую очередь учат быть не добрым, не умным, а именно дерзким. Дерзким, сильным и смелым. Именно эти качества культивируются с малых лет.


Август 14, 2010

Так вот ты какой, интернет-предприниматель…

Mashable опубликовал небольшую статью с красивой инфографикой на основе исследования CB Insights различных параметров интернет-предпринимателей, получающих деньги от венчурных инвесторв.

Если резюмировать, то сводный портрет чрезвычайно неполиткорректен: бизнесмены предпочитают вкладывать деньги в белых мужчин в самом расцвете сил.

Самый для меня интересный вывод – развеян миф о молодых гениях. Стартаперы в возрасте до 25 практически не имеют веса в общей картине. Хотя надо учитывать, конечно, что многие хорошие идеи рождаются как раз в головах амбициозных молодых умников, а состояния реальных прототипов, продуктов и сервисов, когда в них уже не страшно инвестировать, достигают только через несколько лет.

И тем не менее, абсолютно очевидно, что основную роль в инновационном бизнесе играют вполне зрелые мужчины 30-40 лет и старше.

Нужны подробности? Смотрите под катом.

Читать далее »